?

Log in

No account? Create an account
Владимир Кравченко.

vladkravchenko


Владимир Кравченко


Previous Entry Share Next Entry
Летучий корабль Леппиха
Владимир Кравченко.
vladkravchenko

Гулял по Воронцовскому парку, с коим живу через дорогу, и удивлялся переменам – дворец князей Репниных, разрушенный еще по приказу Наполеона, восстает из руин, пруды очищены, ампирные флигеля 17 века полностью реставрируются, знаменитые въездные башни, приписываемые Казакову, восстановлены и приобрели открыточный вид...


  

Почему-то все влюбленные и новобрачные округи облюбовали старинные въездные башни (в арке которых надо обязательно сфотографироваться) для сакрального закрепления отношений…

Еще одно событие непременно вспоминается, когда речь заходит о Воронцове и о сожженном дворце Репниных.
Это фантастическая история строительства воздушного корабля Леппиха…

 

К весне 1812 года в Петербурге уже не сомневались в неизбежности войны с Францией. Поэтому предложение 37 лет­него немецкого механика Франца Леппиха использовать уп­равляемые воздушные шары в качестве "летучих батарей" для императора Александра оказалось как нельзя кстати. В архиве сохранилось письмо Д.М.Алопеуса,русского посланника при Штутгартском дворе, датированное 22 марта 1812 г. и посланное, как особо важное,со специальным курьером. Он сообщал, что принял изобретателя Леппиха, который разрабо­тал интригующий проект.
"Ныне сделано открытие столь ве­ликой важности,-
докладывал царю Алопеус, - что оно необхо­димо должно иметь выгоднейшие последствия для тех, которые первые оным воспользуются... Открытие сие состоит в уп­равлении аэростатического шара, в конструкции воздушного корабля, который вмещать будет в себя нужное число людей и снарядов для взорвания всех крепостей, для остановки или истребления величайших армий".

Ознакомившись с чертежами "Летучего корабля" и выслу­шав пояснения Леппиха, Александр 1 предложил изобретателю срочно выехать в Москву и приступить там к выполнению задуманного. Московский гражданский губернатор Н.В.Обресков и главнокомандующий в Москве генерал от инфатерии Ф.В.Ростопчин, которым царь поручил организацию работ, подыскали место для строительства аэростата и размещения рабочих. Им стала подмосковная дача (дворец) Репнина в се­ле Воронцово. В одном из своих писем императору /от 30 июня 1812г./ Ростопчин сообщал:
"Я подружился с Леппихом, и машина стала мне дорога, точно дитя. Леппих предлагает мне пуститься на ней в полет вместе с ним, но я не могу этого сделать без Вашего позволения. А повод прекрасен : Ваша слава и спасение Европы!"

Сто пятьдесят плотников и кузнецов, а также швей труди­лись над диковинным летательным аппаратом. Ростопчин уве­рял Александра, что строительство корабля удается держать в непроницаемой тайне. Плохо он знал москвичей! Еще мадам де Сталь, незадолго до этого побывавшая в нашей стране, за­метила: "В России все тайна и ничего не секрет!"

Профессор Московского университета И.Шнейдер, бывший в 1812 г. студентом, оказал истории большую услугу, поведав чрезвычайно важные подробности и детали, относящиеся к по­стройке фактически первого в мире полужесткого дирижабля. Ему довелось увидеть в Воронцове готовую 40-местную лод­ку-гондолу с "рессорами", на которой "солдаты-гребцы" про-ходили тренировку. Леппих проявил удивительную изобрета­тельность как инженер. Сначала он собрал «лодку», затем ее подвесили на кронштейнах и измерили массу, чем значи­тельно упрощались расчеты по определению необходимого объ­ема аэростата. Под фактическую массу кроилась и шилась оболочка, наполняемая водородом. Благодаря профессору, чьи воспоминания дошли до нас, известно, какими темпами строил­ся корабль: шел уже июль, а до полетов было еще далеко.

Между тем, император и посвященные в тайну строительст­ва «Летучего корабля» лица с нетерпением ждали практичес­ких результатов. Большую заинтересованность проявлял и Ку­тузов, извещенный о работах Леппиха. За 4 дня до Бородин­ского сражения он посылает Ростопчину в Москву письмо, где говорит об «еростате, который тайно готовится близ Москвы» и «Можно ли им будет воспользоваться»... и «как его упот­ребить удобнее».

В тот же день, 22 августа, в Москве на домах и круглых тумбах на Тверской, Варварке, Божедомке, Маросейке, Остожен­ке и в Замоскворечье появилась очередная "афишка" Ростоп­чина:

"Здесь мне было поручено,- говорилось в ней, - от госу­даря сделать большой шар, на котором 50 человек полетят ку­да захотят, по ветру и против ветра; а что от него будет, узнаете и порадуетесь! Если погода будет хороша, то завт­ра или после завтра ко мне будет маленький шар для пробы. Я вам заявляю, чтобы вы, увидя его, не подумали, что это от злодея; а он сделан к его вреду и погибели...".

Так офици­ально сообщалось о "Летучем корабле".

Леппих спешил. Оболочка объемом около 10 тыс.мЗ была в начале августа готова, швы тщательно заделаны, а материя пропитана лаком, составленным московским химиком Шеффером. Под его руководством приступили к ее наполнению водородом

Из рассказа профессора И.Шнейдера видно, что строитель­ство "Летучего корабля" было хорошо продумано: лодка-гон­дола находилась под окнами дворца , сшитую на паркете зала оболочку развесили на столбах с блоками непосредственно над лодкой. Бочки с серной кислотой и железными опилками, в коих шла химическая реакция и выделялся водород , рас­полагались вдоль стен.

День и ночь люди неустанно следили, как по матерчатым рукавам газ перетекает в "тело еростата", которое посте­пенно приобретает форму "рыбы".

Наконец "Летучий корабль" инженера Леппиха, слегка пока­чиваясь на якорях и длинных прочных швартовых, прикреп­ленных к носу и к корме и удерживаемых солдатами из спе­циальной команды, был готов к полету. И надо признать, на очевидцев он производил потрясающее впечатление!

По сохранившимуся на сегодня изображению видно , что оболочка имела форму рыбы. Ее длина 57м., максимальный диаметр 16 м. Она крепилась посредством сетки к жесткому обручу, опоясывавшему ее по периметру. К нему посредст­вом деревянных подкосов подвешивалась лодка-гондола размером 60 х 30 футов /19,8 х 9,9 м/, имевшая жесткий киль и 14 шпангоутов. Аппарат оснащался рулем высоты. Маневри­рование предполагалось выполнять с помощью весел.

Экипаж корабля должен быть был насчитывать 40 человек. В это число входили и "гребцы", с помощью "рессор" приво­дившие в действие весла оригинальной конструкции. Их ло­пасти во время гребка жестко упирались в направляющую весла, а в момент противохода оказывали минимальное сопро­тивление воздушному потоку, т.е. работали по принципу клапана.

Посредине лодки размещались пороховые фугасы и люк для сбрасывания их на цель. Судя по сохранившимся документам, решено было вооружить корабль и ракетами образца 1807 г., которые обладали следующими характеристиками: масса 32-48 Фунтов /13-20 кг./, калибр 12-20 см., общая длина 2 м., Дальность стрельбы 2700 м. Огонь велся со станков.

По утверждению конструктора в письме к императору,"Ле­тучий корабль" дважды поднимался в воздух, однако из-за поломок "рессор" и низкого качества водорода не смог нес­ти на себе команду "гребцов" в полном составе /плюс фу­гасы и ракеты/, вследствие чего долететь в ставку Куту­зова не удалось.

О построении управляемого аэростата знал и Пьер Безухов, герой романа "Война и мир". Как пишет Лев Толстой:
"В этот день Пьер, для того чтобы развлечься, поехал в село Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строил­ся Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен был быть пущен завтра. Шар этот был еще не готов; но, как узнал Пьер, он строился по желанию государя".
Да­лее Лев Толстой приводит пространный отрывок из письма на французском языке Александра
I Ростопчину, где даются со­веты, как перевезти аэростат из Москвы в действующую ар­мию:
 «Только что Леппих будет готов, составьте экипаж для его лодки из верных и умных людей и пошлите курьера к генералу Кутузову, чтобы предупредить его. Я сообщил ему об этом. Внушите, пожалуйста, Леппиху, чтобы он обратил хорошенько внимание на то место, где он опустится в первый раз, чтобы не ошибиться и не попасть в руки врага. Необходимо, чтоб он соображал свои действия с движениями главнокомандующего». («Война и мир», Том третий, Часть вторая, глава
XVIII.)

После Бородинского сражения и отступления русской ар­мии Леппиху вместе с мастеровыми пришлось перебраться под Петербург в Ораниенбаум. На 130 подводах (хотя их так тог­да не доставало) аэростат Леппиха вывезли из Москвы при приближении к ней французов , узнавших об этом предприя­тии. Гондолу оставили на месте. На подводах перевезли лишь оболочку корабля, которая от морозов потрескалась и кое-где порвалась. Так что все работы предстояло начинать фактически с нуля.

Знал ли противник о готовившемся воздушном нападении?

Согласно мемуарам Коленкура и Сегюра , адъютантов Напо­леона , император имел "много сведений о зажигательном воздушном шаре". После занятия Москвы на дачу Репнина был послан генерал Лауэр с приказом ее обследовать. В архиве удалось найти докладную записку генерала:

"Подробное описание разных вещей, найденных на даче Воронцово, близ Москвы, принадлежащих воздушному шару или адской машине, имевшей служить для истребления фран­цузской армии.

...Здесь была обнаружена лодка , которая подвешивалась к воздушному шару, но была сожжена до вступления наших войск в Москву. Эта лодка находилась в 100 шагах от двор­ца , имела 60 футов длины и 30 ширины, в ней находилось много остатков винтов, гаек , гвоздей , крючьев , пружин и множество прочих железных снарядов всякого рода.

В помещениях упомянутого строения найдено 180 бутылей купороса, сверх этого вокруг дома 70 бочек и особых чанов (в них добывался водород для наполнения оболочки).

В самом доме найдены столярные и слесарные мастерские и множество всевозможных инструментов и приспособлений. Примечательно также , что в маленьком белом доме (летнем павильоне), стоящем неподалеку найдено много разбросанного и растоптанного пороху.

Найдено сверх того человеческое тело, которое, как говорят, есть какого-то русского капитана , охранявшего мастерскую ...

Генерал, верховный судья армии , граф Лауэр."

К этому времени в Москве начались пожары. Наполеон был уверен , что Москву подожгли по приказу Ростопчина. Гене­рал Лауэр обшарил местность вокруг дачи Репнина и аресто­вал 1 офицера , 10 солдат-ополченцев несших охрану "Ле­тучего корабля" 2 кузнецов, 1 обойщика, 1 портного, 1 чернорабочего, а всего - 26 человек.

После короткого военно-полевого суда они были объявле­ны "поджигателями" и 16 человек подлежали расстрелу.

А дальнейшая судьба изобретателя Леппиха следующая. Изобретатель , перебравшись в Ораниенбаум , спешно орга­низовал мастерскую , модернизировал свой "Летучий корабль" В течение 1813 г. Леппих провел несколько подъемов обнов­ленного "еростата", однако вновь выявились неполадки. Леп­пих хотел довести дело до конца , но международная обста­новка в 1814 г. изменилась: русская армия вступила в Париж, Наполеон отрекся от престола. Изобретателю дали понять, что его работа дальше не будут финансироваться , и в ноябре 1814 г. он покинул Россию.

   Вот так Воронцово вошло в историю воздухоплавания , заплатив за это дорогой ценой : сожженный дворец , сгоревшая   картинная галерея и библиотека с архивными документами. 

 Журнал «Техника – молодёжи» №3, 1970 г.:

 http://www.historylost.ru/articles/destiny/22-khronika-adskojj-mashiny.html